Музыка не только в нотах, но и в тишине между ними. Музыка в свете знания Махариши

«Музыка не только в нотах, но и в тишине между ними»
Вольфганг Амадей Моцарт

Что такое ноты, все мы знаем. Это звуки, звуковые вибрации. А что такое тишина между нотами? Это паузы. Но почему Моцарт называет их тишиной? И почему чередование звуков с тишиной пауз между ними лежит в основе не только музыки, но также нашей речи, которая состоит из отдельных звуков, то есть звуков, отделенных друг от друга паузами тишины? Другими словами, мы хотим понять, существует ли какой-то образец, структуру которого повторяют как музыка, так и речь?

На этот вопрос мы и постараемся найти сейчас ответ.
Чтобы понять смысл любого явления, надо понять природу его источника. Современная наука и древнейшее на Земле ведическое знание сходятся в том, что единый источник всего, что существует, включая человека и его художественное творчество, — это самый глубокий уровень нашего сознания — чистое трансцендентальное сознание.

Чистое трансцендентальное сознание, будучи сознанием, осознает. Будучи чистым, оно осознает исключительно само себя. Осознавая себя, оно порождает внутри себя вибрации.

Вибрации чистого трансцендентального сознания, усиливаясь, принимают разные формы, то есть все виды сознания и материи. Сначала вибрации чистого сознания становятся звуками. Затем из звуков рождаются слова. Слова складываются в гимны. И когда звуки этих гимнов записали буквами, то получилась книга под названием Веда, что в переводе с санскрита значит знание. Но эти записанные звуки,- только тень настоящей Веды, которая на самом деле есть не что иное, как вибрирующее внутри самого себя чистое сознание. Поэтому Веду надо не читать как книгу, а произносить и петь, распространяя вибрации чистого сознания в форме мелодий и звучащих слов.

Веда, то есть вибрации чистого сознания, выходя за собственные пределы, порождает из самой себя все, что существует. Отсюда рождаются эго, интеллект, эмоции, ум и тело человека, а также все виды материи.

Все происходит постепенно и поэтапно. В процессе сотворения мироздания незримые, нематериальные вибрации чистого сознания, играя сами с собой, сначала становятся звуками гимнов Веды, то есть словами или названиями вещей, из которых затем рождаются сами материальные вещи.

Существует очень простой способ доказать, что звуковая вибрация первична, а видимая форма – вторична. Кладем песок на металлическую пластину и включаем генератор звука. С изменением звука меняется форма, которую принимает песок. Это доказывает, что видимая форма есть не что иное, как продукт звуковой вибрации. Этот простой эксперимент был впервые проведен немецким ученым XVIII века Эрнестом Хладни.

Итак, все виды материи, весь проявленный мир возникли из вибраций чистого трансцендентального сознания.
А что мы можем сказать о самом чистом трансцендентальном сознании и каковы источники нашего знания о нем?

Прямой личный опыт чистого трансцендентального сознания дает древнейшая умственная техника, которая сегодня известна под именем Трансцендентальной медитации Махариши. Опыт шести миллионов людей, практикующих сегодня Трансцендентальную медитацию во всем мире, совпадает с тем, что писали о трансцендентальном сознании в прошлом и с тем, что говорят ученые из 35 стран мира, которые за последние 40 лет опубликовали более 600 статей и книг на тему о пользе Трансцендентальной медитации Махариши и природе чистого трансцендентального сознания.

Многовековая традиция личных опытов людей и научные факты говорят о том, что основное состояние чистого трансцендентального сознания – это покой. Абсолютный покой и тишина.

На основании биения пульса можно получить информацию о состоянии всех органов и систем физиологии человека на всех уровнях – от самых грубых до тончайших. Именно это делает древнейшая наука о здоровье — Махариши АюрВеда. Почему это возможно? Да потому что пульс – это вибрация, из которой возникло все и которая благодаря этому содержит в себе знание обо всем.

Почему наш мозг генерирует именно волны — Альфа, Бета, Дельта и Тета?

— По той же самой причине. Из волн чистого сознания возникло все, чем являемся мы сами и все, что нас окружает, поэтому в процессе познания всего сущего наш мозг генерирует именно волны.

А теперь переходим к нашей непосредственной теме, и будем говорить о музыке в свете знания Махариши.

Разговор о музыке Махариши начинает со структуры Веды. Махариши говорит, что все звуки и, следовательно, все содержание Веды, заключены в самом первом звуке Веды. Это звук «А», с которого начинается слово «Агни», первое слово РикВеды.

Чтобы это было более понятно, Махариши приводит такой пример. Когда мы находимся вдалеке от большого рынка, мы слышим только общий гул, в котором все голоса слиты воедино. Чем ближе мы подходим, тем больше разных звуков мы начинаем различать. То же самое можно сказать о звуке первом звуке Веды «А», и всех последующих звуках, которые служат комментарием к целостной вибрации чистого сознания в форме звука «А».

Махариши говорит, что структура звука «А» — это и есть «искусство на языке музыки». [1] Таким образом, Махариши сближает вибрации Веды, то есть чистого трансцендентального сознания, в первую очередь с музыкой. А почему именно с ней, а не с живописью или каким-то другим искусством?

Ответ на этот вопрос мы найдем в беседе Махариши с преподавателями Международного университета Махариши (штат Айова, США), которая проходила в 1976 году в рамках Симпозиума по вопросам искусства.

Вопрос Клаудии Хэгер: Три раза во время этого симпозиума было сказано, что музыка является наиболее универсальным из всех искусств. Я хотела бы спросить Вас, так ли это на самом деле и если так, то связано ли это с тем, что звук является самым близким проявлением Абсолюта?
Махариши: Прекрасно, прекрасно.

Клаудия Хэгер: Хотите ли Вы сказать, что музыка это наиболее универсальное из всех искусств?

Махариши: Я думаю, что мы согласимся с этим. Мы согласимся с этим потому, что художественное течение чьего-либо сознания выражает себя в речи, а музыкальная мелодия – это высший уровень речи. Несмотря на то, что существует огромное сходство между искусством и музыкой, мы можем утверждать, что музыка — это душа всего искусства, потому что она течет все дальше, дальше и дальше. Она вечно в волнах. И мы готовы насладиться этим выражением: Музыка – это наиболее универсальное из искусств. Это прекрасно». [2]

Музыка является универсальным искусством по той причине, что она сохраняет природу вибрации на всех уровнях, включая самый поверхностный. Все, что существует, включая все виды материи, родилось из вибраций чистого трансцендентального сознания, Абсолюта. Поэтому все формы и все вещи на самом основном своем уровне представляют собой вибрацию.

Живопись, как и все остальное, тоже возникла из вибраций чистого сознания или Абсолюта, как его еще называют. Но на поверхностном уровне живопись воспринимается как твердая материя, а не как вибрация. Музыка сохраняет природу вибрации на всех уровнях, включая самый поверхностный, потому что музыка есть не что иное, как гармония звуков. Именно близким родством с источником всей жизни объясняется огромная сила музыки, которая воздействует на нас очень непосредственно и очень сильно.

Мощь музыкальной вибрации может почувствовать на себе каждый. Когда Вы входите в зал, где звучит орган или поет Мария Каллас, Вы мгновенно преображаетесь, становясь другим человеком. Потоком своих вибраций музыка поднимает уровень Вашего сознания, и Вы уже не столько в мире изменчивых и преходящих явлений, сколько среди вечных ценностей трансцендентной реальности.

Обо всем этом — истоках творчества, вдохновении, звуковой вибрации, сознании,- говорит великий немецкий композитор Иоганнес Брамс. То, что Брамс называет сверхсознанием и Всемогущественным, Махариши называет чистым трансцендентальным сознанием или Абсолютом.

Почему у этого фундаментального уровня реальности много разных имен?

Потому что это источник всего, что существует, и одновременно- цель , к которой все стремится. Все вышло отсюда и все постоянно возвращается сюда, так как связь с этим уровнем поддерживает жизнь на всех ее уровнях.

Поэтому ученые, которые изучают природу, называют его Единым полем всех законов природы; поэты, художники и музыканты — вдохновением и озарением; философы — Абсолютом; святые и пророки- откровением, а мы используем для этого такой универсальный термин, как чистое трансцендентальное сознание.

Итак, что же говорил о вдохновении, природе музыки и звуковой вибрации великий немецкий композитор Иоганнес Брамс?

«Понимание того, что мы едины с Творцом, как это сделал Бетховен — это превосходный вдохновляющий опыт. …Я всегда размышляю об этом, прежде чем начать сочинять произведение. Это первый шаг…

Мгновенно я чувствую вибрации, которые заставляют трепетать все мое существо …  В этом высоком состоянии я четко вижу то, что неясно в обычном состоянии ума. И тогда я чувствую себя способным черпать вдохновение свыше, как это делал Бетховен….

Идеи втекают в меня…и я не только создаю, но и вижу своим мысленным взором отдельные темы, одетые в правильные формы, гармонии и оркестровки. Шаг за шагом готовое произведение приходит ко мне в тех редких вдохновенных состояниях ума…., когда сознательный ум находится во временном бездействии, а подсознание – контролирует.
Именно через подсознание, которое является частью Всемогущественного, приходят вдохновения. Я должен быть осторожным, чтобы не потерять бодрствующее сознание, иначе идеи исчезают».[3]

В другом месте Брамс говорит, что «подсознание» это неудачный термин, и сверхсознание подходит больше.[4]
Природа осознающего себя чистого сознания или Абсолюта, как его еще называют, – это блаженство. Поэтому вибрации чистого сознания – это вибрирующее блаженство. Музыка, будучи искусством в высшей степени, в состоянии выразить это, может быть, полнее других искусств. Махариши говорит об этом так:
«Если сознание музыканта или композитора имеет способность заставлять вибрировать Ананду , блаженство, на уровне чистого сознания, тогда блаженство будет пульсировать в импульсах его музыки. То, что музыкант в состоянии передавать через свой голос или инструмент, — это импульсы блаженства. Необходимое условие для того, чтобы счастье или блаженство текло из его пения, — это качество блаженства, пульсирующее в его сознании. Не важно, о чем он поет, не важно, на каком инструменте играет. Единственное, что делает музыку музыкальной, — это умение поддерживать импульсы блаженства на уровне чистого сознания». [5]

Разговор о музыке мы начали с того, что чистое трансцендентальное сознание, которое является источником всего, что существует, включая творчество человека, имеет два состояния- покой и динамизм, тишина и вибрации. О вибрациях и динамизме мы уже сказали. А в чем заключается роль тишины и покоя? И почему, например, такой гений музыки как Моцарт говорит, что «музыка не только в нотах, но и в тишине между ними»?

Мы уже знаем, что источник всего проявленного динамизма – это Веда, то есть вибрации чистого сознания. Веда -это вибрации чистого сознания, ставшие звуками слов, из которых состоят ведические гимны.

Ведическая наука Махариши раскрывает механизм сотворения материального мира, говоря, что слышимый звук возникает из непроявленной вибрации, а материальная вещь – из своего названия, то есть слова. Но это только половина дела. Другая половина заключается в том, что любая вибрация и любой вид динамизма рождается из тишины. Например, — звуки рождаются из промежутков между ними, а слова- из пауз между слов. А почему все это происходит?

Да потому что основное состояние чистого трансцендентального сознания – это покой, внутренней природой которого является его собственный динамизм.

Именно по этой причине Моцарт сказал о музыке такие поистине пророческие слова: «Музыка не только в нотах, но и в тишине между ними».

Откуда к нему могло прийти такое полное знание о сущности творчества? Только изнутри него самого, из источника всех его мыслей и вдохновения- чистого трансцендентального сознания, представляющего собой сплав покоя и присущего самому покою динамизма.

Чистое трансцендентальное сознание – это реальность Бытия, у которой есть свои приметы и своя собственная ни с чем не сравнимая природа. Поэтому все, у кого хоть раз был опыт трансцендирования, говоря об этом, будет использовать не случайные, а вполне определенные слова и образы. Именно по этим ключевым словам человек, который сам имел подобный опыт, может легко понять, о чем идет речь. Все эти слова и образы повторяющиеся, в них нет и не может быть ничего нового или индивидуального, потому что чистое трансцендентальное сознание, которое описывает таким образом свою собственную природу – это вечная и неизменная объективная реальность Бытия, которую человек познает в форме своего собственного субъективного опыта.

Поэтому слова Моцарта, жившего в XVIII веке, эхом отзываются в стихах поэта XX века Томаса Элиота:

Слова, отзвучав, достигают
Молчания. Только формой и ритмом
Слова, как и музыка, достигают
Недвижности древней китайской вазы

(стихотворение Бернт Нортон из поэмы Четыре квартета)

На этом совпадения не заканчиваются. В письме к отцу Моцарт писал: «У меня и голова, и руки так заняты третьим Актом, что не будет ничего удивительного, если я сам превращусь в третий Акт». ( Письмо от 3 января 1781 года). Элиот вторит Моцарту и на этот раз. В стихотворении Драй Селвэйджес из той же самой поэмы Четыре квартета Томас Элиот пишет о том, что человек, который слушает музыку, сам становится этой музыкой:

В музыке, слышимой столь глубоко,
Что ее не слышно: пока она длится,
Вы сами — музыка.

Люди, отделенные друг от друга веками, описывают чистое трансцендентальное сознание одними и теми же словами, образами и мыслями.
-А почему?
-Потому что чистое трансцендентальное сознание- это объективная реальность, из которой возникли все виды и проявления жизни, и которая познается человеком как самый глубинный уровень его личного субъективного сознания.

Объективная реальность чистого сознания вечна и неизменна. По этой причине все описания данного уровня реальности похожи друг на друга как братья-близнецы.

Чистое трансцендентальное сознание — это единственный уровень реальности, где объективное и субъективное полностью совпадают друг с другом, потому что это объективная реальность Бытия, которую человек познает внутри своего сознания и которая таким образом становится частью субъективного опыта каждого отдельного человека.

Полное слияние объекта и субъекта не возможно ни на каком другом уровне кроме чистого трансцендентального сознания, потому что только этот уровень реальности дает начало всему- всем формам субъективного сознания, включая эго, интеллект и ум, и всем видам объективной материи, включая тело человека, природу и космос.

Афоризм «Музыка не только в нотах, но и в тишине между ними» не подкреплен ссылкой на письменный источник. Тем не менее, на наш взгляд, его приписывают Моцарту совершенно не случайно. Так мог сказать только тот, кто ясно понимал, что источник творчества – это покой его собственного трансцендентального сознания. Эта фраза слишком яркая, чтобы ее забыть, и слишком глубокая, чтобы быть понятой до конца. Возможно, именно из-за простого непонимания эта гениальная мысль не была в свое время записана и не стала частью официально признанного наследия Моцарта. Тем не менее, о существовании этой фразы и ее причастности Моцарту известно сегодня не только широкой публике, но и профессионалам.[6]

Почему слова Моцарта или, возможно, какого-то другого гения , равного ему по масштабу, остаются непонятыми?

— Виной всему отсутствие прямого опыта чистого трансцендентального сознания, природу которого раскрывает эта короткая фраза.

Если бы опыт глубоких уровней сознания был бы малодоступным, то и говорить о нем было непрактично и почти бессмысленно. Именно так это и было вплоть до того времени, когда более полувека назад Махариши начал распространять Трансцендентальную медитацию по всему миру. Эта простая и очень древняя умственная техника, получившая серьезную поддержку большой академической науки, изменила и продолжает менять лицо нашего времени. Сегодня каждый человек имеет возможность понять то, что раньше понимали только немногие избранные души. Например то, о чем говорил Моцарт и многие другие гении прошлого.

Мы живем в такое время, когда знание о фундаментальном уровне реальности, то есть о нашем собственном трансцендентальном сознании, постепенно выходит на передний край жизни и науки. Не удивительно, что музыка Моцарта, рожденная опытом чистого сознания, начинает все чаще восприниматься и оцениваться с точки зрения ее влияния на сознание и работу мозга человека.
И, что при этом выясняется?

Выясняется, что музыка Моцарта влияет на работу нашего мозга и сознания в том же направлении, что и практика Трансцендентальной медитации Махариши. Как показали научные исследования, музыка Моцарта улучшает здоровье, развивает ум, совершенствует работу мозга[7]. То же самое, только в гораздо более широких масштабах делает Трансцендентальная медитация Махариши, дающая возможность каждому человеку получить прямой личный опыт того уровня сознания, из которого родилась музыка Моцарта[8].
Искусство, как и любая истинная ценность, в определенном смысле представляет собой загадку. Загадка или даже тайна музыки — в силе ее воздействия на человека. Знание Махариши неслышно приоткрывает завесу над тайной музыки, не нарушая живой тишины ее источника — чистого трансцендентального сознания.

Знание Махариши – это не философия в обычном смысле этого слова. Потому что мы получаем его не через наш интеллект, а через личный опыт чистого трансцендентального сознания во время ежедневных занятий Трансцендентальной медитацией Махариши- простой умственной техникой глубокого отдыха и освобождения от стрессов. Знание Махариши полное. И не только потому, что оно комплексное и включает в себя знание о том, как правильно строить дома, выращивать урожай, быть молодым, здоровым и творческим на протяжении всей жизни и так далее. Но и потому, что благодаря своим технологиям сознания – Трансцендентальной медитации и ТМ-Сидхи,- оно дает прямой личный опыт источника всей жизни — чистого трансцендентального сознания.


[1]The Unmanifest Canvas.
Maharishi Mahesh Yogy on the Arts, Creativity, and Perception
1970-2006
Edited by Lee Fergusson and Anna Bonshek
Maharishi University of Management Press
Fairfield, Iowa. 2014, p.318
[2] op.cit., p.284
[3] Abell, Arthur М. Talks With Great Composers.N.Y.,1955,p.5-6
[4] idem.,p.9
[5] op.cit., p.262
[6] Эту цитату приписывают Моцарту авторы многих сайтов Интернета, включая музыкантов. Она известна широким кругам профессионалов. Но то, что Моцарт называл тишиной, это не только пауза, но в первую очередь — тишина чистого трансцендентального сознания, из которого рождается вся музыка.
[7] Субботина Е. Музыка Моцарта улучшает работу мозга https://rg.ru/2013/07/10/mozart-site.html, 10.07.2013
[8] http://www.tm.org.ua

Автор: Ирина Крайнева, учитель Трансцендентальной медитации Махариши, кандидат искусствоведения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *